"Борзянка, сэр"

Гай Ричи – странный парень. Начинал в родной Великобритании как независимый создатель стебных детективов в духе Тарантино, потом женился на Мадонне, родил с ней сына, развелся... и начал снимать блокбастеры. Его карьера как нельзя лучше иллюстрирует классическое понятие "голливудская мечта".

Правда, когда я смотрю его фильмы, не могу отделаться от ощущения, что этот режиссер по-настоящему владеет лишь одним визуальным приемом, который ему удается феноменально. Речь идет об эффекте замедления, так называемом рапиде, когда пуля вылетает из ствола в заметном для человеческого глаза режиме, что в природе невозможно, а в кино – пожалуйста.

Многие пользуются этой техникой, но Ричи возвел ее в кинодогмат.

Еще у Ричи богатое чувство юмора, причем в самом симпатичном, английском изводе. Поэтому он зовет Стивена Фрая на роль Майкрофта Холмса и превращает сцены с ним в рискованные гей-скетчи в духе телешоу знаменитого писателя и комика.

Кроме того, Ричи привержен довольно натуралистичным, если не сказать извращенным сценам страдания живых существ. Поэтому герои в его фильмах тонут в крови, трансформируя экранное убийство в обыденность мясокомбината. И еще ему явно нравятся красивые, но не совсем обычные женщины. Поэтому главную героиню – цыганку Сим – играет скандинавская актриса Нооми Рапас, известная по трилогии Стига Ларссона о девушке с татуировкой дракона в шведском киноварианте.

Зрителям уже понятно, что оба более чем стомиллионных "Шерлока Холмса" – фантастический аттракцион, не имеющий ничего общего с придуманным сэром Конан Дойлем персонажем, но от этого фильмы только выигрывают. Потому что настолько безумного Холмса еще не было. Редко бывает, чтобы сиквел был не хуже оригинала; в данном случае получилось не продолжение, а просто один большой фильм, который можно перемонтировать как угодно, поскольку он собран, как паззл, из отдельных сцен.

Сюжет "Игры теней" пересказывать бессмысленно, это винегрет из отрывков бульварных полицейских историй конца ХIХ в., где имя самого известного в литературе сыщика нужно лишь для привлечения внимания публики.

Итак, в начале 1890-х Шерлок Холмс, он же "железный человек" Дауни-младший, сражается с профессором Мориарти, который хочет развязать мировую войну. Злодей одержим жаждой наживы и почем зря терроризирует европейцев взрывами самодельных бомб. Помощником Доктора Зло выступает меткий охотник полковник Моран, расстреливающий на досуге мирных граждан Альбиона и окрестных стран.

Ну а симпатичный доктор Ватсон-Лоу все никак не может жениться, постоянно отвлекаясь на смертельно опасные эскапады своего приятеля-наркомана.

В сюжет органично вплетены цыгане, гаубицы, террористы, паровозы, германские солдаты, красотки, водопады, дипломаты, яды, стрелы, приемы джиу-джитсу, костюмы-невидимки (вот где класс!) и т.д., и т.п.

Безумие постепенно нарастает, к финалу превращая кино в бурлеск, круговерть невероятных и причудливых событий, полностью теряя какую бы то ни было связь с (художественной) реальностью.

И в этом бреду, в нарочитой чепухе и ералаше вся прелесть такого кино. Бодрый монтажный ритм, зловещая музыка Ханса Циммера и искусственно состаренная затемненная картинка нигде не изменяет общему постмодернистскому тону, пародируя все мыслимые развлекательные жанры – от бондианы до поттерианы.

Ричи-интеллектуал говорит на языке самого тупого и примитивного обывателя, бравируя кинотеатральным жаргоном и потакая вкусам всех категорий зрителей. И в этом его сила. Потому что адресуется он, конечно, не только основной массе – от 13 до 25, – но и дает пищу взыскательным критикам. Он нигде не переходит грань тонкой издевки над высоколобым "холмсианством", оставляя за собой право индивидуальной трактовки классических образов.

Конечно, режиссер не выдумывает новый жанр, не поражает находками. Он использует наработки киноиндустрии последних лет, все эти многомиллионные компьютерные эффекты, съемку на хромокее и т.п., столь искусно спрягая новейшие технологии с традиционным актерским кино, что возникает ощущение грандиозного зрелища, мощной приливной волны, крутого накала. Причем в конкуренции с десятками мегабюджетных лент эта работа без всякого 3D-эффекта легко выигрывает. Ведь Гай Ричи прежде всего автор, обладающий собственным видением и режиссерской концепцией. В кино это главное.