«Последнее завещание Нобеля» оказалось кровавым

Пресс-показ фильма шведского режиссера Петера Флинта «Последнее завещание Нобеля» состоялся в ЦДЖ 3 апреля

Элегантная журналистка Аника Бенгцтон (Малин Крепин) готовит репортаж с великосветского раута членов нобелевского комитета. Вечеринка уже подходит к концу, Аника, было, собирается домой, но случайность вынуждает ее задержаться. Благодаря стечению обстоятельств, женщина становится свидетелем покушения на израильского химика и убийства высокопоставленной дамы.

Кровь течет рекой, Аника лелеет мысли о сенсации, однако ей запрещают разглашать подробности увиденного. Неугомонная журналистка начинает собственное расследование, справедливо сомневаясь в том, что главной мишенью киллерши был именно ближневосточный исследователь стволовых клеток.

Альфред Нобель давно воспринимается как человек-миф, поэтому любые спекуляции вокруг его имени обречены вызывать неизменный интерес у почтеннейшей публики.

Чего только стоит его репутация злого гения, сделавшего состояние на крови миллионов, и навязчивые слухи о жене, ушедшей к математику (поэтому, дескать, изобретатель динамита в отместку обошел в своем завещании мастеров точных наук стороной). В самом завещании Нобеля нет ничего криминального. Вот и фильм Петера Флинта имеет к громкому имени лишь косвенное отношение. Тем более, интриги членов нобелевского комитета являются в фильме лишь отвлекающим маневром.

Скорее всего, режиссер использовал имя Нобеля как своеобразный маркер шведского менталитета. «Последнее завещание Нобеля» действительно можно воспринимать в качестве увлекательного путеводителя по великой скандинавской стране. Фильм изобилует красивейшими видами Стокгольма, снятого с высоты птичьего полета, загородными съемками и захватывающими дорожными приключениями.

Не подкачал и динамичный сюжет (в основу картины лег роман детективной писательницы Лизы Марклунд), а «на закуску» припасено нечто жуткое и не до конца разгаданное. Все это выгодно отличает творение шведских кинематографистов от пресловутого арт-хауса, к жанру которого фильм Флинта отчего-то формально относят.

Журналистам фильм «Последнее завещание Нобеля» наверняка будет интересен и как крепко скроенный образчик производственной драмы. Чего там греха таить, запрет на освещение того или иного события является для пишущей братии едва ли не самой страшной карой. Работа Аники Бенгцтон достоверно и правдоподобно показана в любых других деталях.

Наконец, в «Последнем завещании Нобеля» поднята и еще одна серьезная проблема: издевательство одних детей над другими. Пока мягкотелый супруг Аники бессильно рефлексирует после «случайного» падения сына с горки в детском саду, решительная журналистка грозит убийством обидчику своего чада, если подобное еще раз повторится. На фоне людоедской «ювенальной юстиции» и набивших оскомину речей о толерантности эта сцена выглядит не только глотком свежего воздуха, но и прямым руководством к действию.

Денис Ступников