"Терминатор" вернулся без Арни

Соавторам сценария «Т-3: Восстание машин» Джону Бранкато и Майклу Феррису, судя по всему, не оторвали руки за глумление над любимыми героями детства. Иначе чем бы они писали сценарий к «Т-4: Да придет спаситель».Сие не пустое ехидство, а существенная ремарка. «Т-3» был объективно плох даже не тем, что отказался от стилистики первых двух фильмов в пользу сеченого монтажа и бессмысленно дорогого фотошопа, а просто по факту. Причем плох настолько, что фанаты договорились меж собой считать «Терминатора» законченной дилогией, благо в режиссерской версии «Судного дня» был явлен в финале мир без Скайнета и фашиствующих железяк, но с сорокалетним Джоном Коннором.Решив, однако, что за одного битого двух небитых дают, правообладатели всё-таки перезапустили франшизу с теми же сценаристами и продюсерами, хотя и сменили режиссера.

Вместо Мостоу за пульт сел МакДжи, которого тоже вполне можно считать битым: в свое время он немало огреб от кинокритиков за «Ангелов Чарли», то есть за дело.Наконец, как это теперь принято при перезапуске разного рода франшизы, в проект пригласили Кристиана Бэйла. Сменив плащ и мышиные уши на униформу «Сопротивления» с каплей крови на рукаве, он с новыми силами взялся за спасение людишек. Параллели с «Темным рыцарем» напрашиваются еще и потому, что «первую скрипку» Бэйла вновь сделали мебелью: как и в случае с Леджером-Джокером, визави Джона Коннора Маркус Райт (Сэм Уортингтон) главную звезду проекта переиграл вчистую.Впрочем, для культовых техносаг актерские работы - дело десятое (так, обсуждать оные работы применительно к, допустим, «Звездным войнам» не умнее, чем к «Обитаемому острову»), а на первый план выходит «верность традициям», за измену которым «Т-3» и подвергли остракизму. В случае с «Терминаторами» - это особый ритм, претензия на философию, реалистичные спецэффекты, женщины с тестикулами, слезливый конец и Арнольд Шварценеггер. С бюрократической точки зрения придраться не к чему: продукт вышел в означенной комплектации.Итак, несмотря на все усилия «железного Арни», искусственный разум Скайнет всё-таки шарахнул ядерными ракетами по России, и Россия, не будь дурой, шарахнула в ответ. На календаре уже 2018 год, и пережившие ядерную зиму остатки человечества ведут войну с оккупантами, предпочитающими «млеку и яйкам» дизель и уран. Фрагменты этого безрадостного будущего были явлены нам еще в «Т-1» и «Т-2» с помощью красных и синих светофильтров, теперь же фильтр беспросветно-пепельно-серый, и иного не дано: кино про путешествия во времени закончилось, на экранах суровое кино «про войну» (обещают как минимум два продолжения - роботов человечество одолеет только к 2029-му году).К слову сказать, из «кино про войну» в «Т-4» взяли действительно многое, случайно аль нет воспев осанну партизанщине, осудив полицайщину и соскользнув к известной морали о вреде коллаборационизма среди тех, кто унтерменш по определению и кому отсидеться получиться лишь до поры до времени.Причем «скотопрогонники» для унтерменшей выдержаны - ни много, ни мало - в стиле «Списка Шиндлера», разве что вертухаи на вышках цельнометаллические. Роботы практичны, как немцы, и предпочитают брать живую ткань для апгрейда резиноволицых Т-600 до шварценеггеровских Т-800 у непосредственных носителей. Так, спустя 20 лет мы узнали, что «железный Арни» - изделие того же порядка, что и абажуры из человеческой кожи от бухенвальдской суки Ильзы Кох.Далее по классике: «Один народ, одна империя...». Один Скайнет.Подобная стилистика явно не приемлет той беличьей динамики, на которой погорел «Т-3». Так что в «Т-4» нашлось место и для рефлексии, и для рефрена про «будущее, за которое мы в ответе», и для фиделовской неспешной темы, где «тадам-та-тада». По старинке сверстана и большая часть спецэффектов: всамделишные взрывы, алюминиевые роботы, сизый дым и горящее масло в лучших традициях бородатых клипов для хэви-металл-групп - это, конечно, хлопотнее и дороже, чем съемки на зеленом фоне, но чего не сделаешь для потворства фанатам, проклявшим «Т-3» за видеоряд, близкий к компьютерной игре.Что до женщин с тестикулами и, собственно, Арнольда-воеводы, в фильме есть и то, и другое. Как мы помним, на вопрос «Каковы девушки твоего времени?» сержант Кайл Риз отвечал: «Хорошие воины», - что Сара Коннор восприняла как руководство к действию. В данной рекомендации персонаж Мун Бладгуд и выдержан: та же Линда Гамильтон, но без пергидроли. Наконец, помолодевший на 25 лет Шварц, этот ненадеванный в масле Т-800 в прямом смысле слова сойдет с конвейера под аплодисменты, что есть хороший пример того, как компьютерную графику можно использовать рачительно и по назначению.Вообще, в четвертой части с избытком цитат и аллюзий на первые две, включая хрестоматийную сцену с прессом и не менее хрестоматийное «I'll be back». Печалит, однако, что цитатами и обошлись, не продолжив философский ряд с круговой порукой. «Надвигается буря», - сказала первая часть. «Будущее - это ответственность и выбор», - поддакнула вторая. Третья что-то крикнула о «неизбежности» и кассовых сборах. Четвертая отозвалась детским лепетом. Сформулировать новый рефрен силенок не хватило.Именно не хватило, потому что, на беду свою, пытались. К счастью, обошлось. Без рефрена, но и без крестного хода к дверям Sony и Columbia Pictures.Стоит пояснить, что «Да придет спаситель» - сугубо изыск отечественных переводчиков, на языке оригинала к паровозику «Т-4» цепляют вагончик «Salvation», то есть просто «Спасение». Также можно закрыть глаза на совпадение инициалов у John Connor и Jesus Christ, списав это на чувство юмора Кэмерона. Но в «Т-4» Коннору ровно 33 года, и, согласно рабочему варианту сценария, в конце он погибает, но «воскресает» в виде робота, чтобы служить людям символом борьбы за добро и справедливость. Словом, некрасивый скандал, аналогичный скандалу с «Кодом да Винчи», стоял на повестке дня.От анафемы и клюквы развесистой фильм уберегла утечка в Интернет, по факту которой последнюю треть сценария пришлось полностью переписывать. Но это-то и обнаружило формальный подход создателей: в итоге название плохо сочетается с остатками сюжета, рефрен выглядит жалко, а пафосная концовка - надуманно.Много вопросов вызывает также Скайнет, упоминавшийся в предыдущих частях и наконец-то явленный зрителю в виде Хелены Бонэм Картер. Жена Тима Бертона давно доказала, что умеет играть сложные по эмоциональной составляющей роли, но эмоциональная составляющая идет искусственному интеллекту, как Шварценеггеру - розовые очки в сердечко (см. «Т-3»). Кроме того, Скайнет в «Т-4», что ваш Нострадамус, видит будущее и знает о нем то, чего знать не может по определению, а к фальсификации истории (равно как к Интернету и инновационным роботехнологиям) Россия с некоторых пор относится трепетно. Так что оставьте ваше «робот тоже хочет баиньки» и ясновидение от г-жи Бертон-Картер для фильмов с Робином Уильямсом и Эваном Макгрегором, там им самое место.В любом случае, в сравнении с «Т-3» четвертой части простить можно многое, и успешный перезапуск франшизы остается только констатировать. Это уже не «старый, добрый Арни», но самостоятельная и, в общем, самодостаточная эпопея, продолжение коей уже обещало быть - на радость любителям ретро-фантастики и самолюбию сисадминов, киноколлегам которых удалось создать такую компьютерную сеть, что кожу с людей живьем сдирает.Только не говорите мне, что появление в 1994 году на российском рынке группы компаний «Скайнет» - всего лишь совпадение.

Дмитрий Бавырин