Дэвид Финчер — о своих проектах, будущих и заброшенных.

Журналистские беседы с Дэвидом Финчером последние недели, по объяснимым причинам, всё больше посвящены «Девушке с татуировкой дракона», но иногда удаётся вытащить из режиссёра нечто интересное о том, что впереди («Клеопатра», «20,000 льё под водой: Капитан Немо») и чего, по-видимому, нам уже никогда не увидеть (финчеровский «Человек-паук»). Финчер не делает секрета из того, что некоторое время назад серьёзно примерялся к постановке фильма о Питере Паркере и чётко выработал собственную концепцию потенциального марвеловского блокбастера. Помянул Сэма Рейми, сказав, что Marvel предпочёл делать дела с режиссёром «Зловещих мертвецов» из-за преданности Сэма идеалам комикс-империи: никаких кардинальных отклонений от первоисточника, история стартует с простого, еще не укушенного, паренька Питера Паркера. Для Финчера это была неразрешимая проблема: его «Спайдермен» пропускал кусок, посвящённый возникновению супергероя, и сразу брал в оборот Гвен Стейси (Брайс Даллас Ховард в «Человеке-пауке 3», Эмма Стоун в новой перезагрузке), которую собирался в том же фильме и убить, и Зеленого Гоблина. Весь паркеровский бэкграунд (укус, смерть дяди Бена, потеря Мэри Джейн) режиссёр собирался уместить в десятиминутку, сделав её своеобразным бессловесным музыкальным видео или оперой, и поставить в начало ленты. Была бы, уверяет Финчер, совсем другая, более атмосферная, история, сильно отличающаяся от того тинейджерского entertainment’а, которым одарил нас Сэм Рейми и собирается — Марк Уэбб.

Своё кино для тинейджеров Дэвид, скорее всего, таки снимет. Disney продолжает вынашивать проект «20,000 льё под водой: Капитан Немо», который Дэвид пообещал сделать для «мышиного» царства. Сейчас обсуждаются сценарные крючки, на которые можно было бы подцепить зрителей (кино собирается быть с прокатным рейтингом PG-13). Из вертящихся в головах разработчиков идей на первый план с некоторых пор выдвинулись две: это должна быть научная фантастика, события которой происходят после Гражданской войны в США, и вытекающее из этого пожелание, чтобы люди к тому времени уже умели дышать под водой (надеемся, что будут двигаться в сторону специального оснащения для подводного плавания, а не жабр и перепонок). От «Клеопатры» Финчер попросил не ждать классического эпического полотна про мечи и сандалии — ему это категорически неинтересно. Этот жанр неплохо себя чувствует на ТВ и пусть там и остаётся. Для него главное в этой истории — сама Клеопатра, женщина, оставившая в истории такой след, что про неё в XXI веке еще и кино снимают. В общем, если в «20,000 льё под водой: Капитан Немо» без жанровых конструкций никак не обойтись, то «Клеопатру» режиссёр видит куда более личным и психологически глубоким проектом