Гарри Каспаров в "священном огне революции"

В рамках прошедшего в Нью-Йорке кинофестиваля Human Rights Watch состоялась американская премьера документального фильма о Гарри Каспарове и российской оппозиции. После просмотра герой фильма дал интервью Русской службе «Голоса Америки».

Лента голландского режиссера русского происхождения Маши Новиковой называется «В священном огне революции», и на экране то и дело появляются участники «маршей несогласных» её – революции - требующие. По мнению Гарри Каспарова, слова «революция» не нужно бояться. «На самом деле, революция бывает и в сознании, - сказал бывший чемпион мира по шахматам в беседе с корреспондентом «Голоса Америки». – Фильм показывает постепенное изменение сознания большого количества людей.

В российской оппозиции постепенно зарождается культура политического консенсуса. Это другая реальность. На самом деле, это и есть «Другая Россия», где люди понимают, что надо проводить честные выборы, что должна быть свобода слова. Это люди очень разных политических взглядов – там есть и национал-большевики, есть и либералы, и люди левых взглядов». Картина «В священном огне революции», длящаяся почти два часа, запечатлела попытку Каспарова принять участие в президентских выборах 2008 года от коалиции «Другая Россия». Работа над фильмом продолжалась почти два года, что позволило режиссёру собрать уникальную хронику рабочих будней оппозиционного объединения. И хотя политической кампании Каспарова власти так и не позволили набрать обороты, герой демонстрирует завидный энтузиазм и увернность в победе. Каспаров, будучи колумнистом газеты деловых кругов «Уолл-стрит джорнэл», считает необходимым привлечь в ряды оппозиции левый электорат и представителей умеренных национально-патриотических сил. Главное, по его мнению, добиться проведения честных, состязательных выборов, на которых «вы, естественно должны будете опираться на тот доминирующий тренд в обществе, который сегодня, скорее всего, в России находится чуть левее центра. Но никоим образом нельзя поддаваться истерическим крикам, доносящимся из Кремля, о том, что если в России будут свободные выборы, то победят красно-коричневые. Это абсолютная неправда! На самом деле, в России много здравого смысла». На вопрос, кто же победит на свободных выборах, Гарри Кимович отвечает: «Никто не победит. Парламентские выборы в России кончатся сегодня очень пёстрой картиной. Мне совершенно очевидно, что будет много политических партий. Это будет такая же картина, как в Израиле или в Италии. И людям придётся договариваться». Каспаров признаёт, что договориться по всем вопросам не удастся, однако утверждает, что опыт консенсуса уже есть, особенно по внешнеполитической проблематике. «Для коалиции «Другая Россия», например, достаточно очевидно, что реальным геополитическим оппонентом России является, конечно, Китай, а не Соединённые Штаты, - говорит он. - Это очень важно. Именно Китаю Путин продаёт наши территории и делает уступки, с которыми мы принципиально не согласны». На экране мелькают известные оппозиционеры, участвовавшие в «маршах несогласных»: Михаил Касьянов, Эдуард Лимонов, Владимир Рыжков, Ирина Хакамада. Сегодня большинство из них более не являются соратниками Каспарова и не входят в основанное им движение «Солидарность». Несмотря на разговоры о консенсусе, член коалиции «Другая Россия» писатель Захар Прилепин ещё в прошлом году сказал в интервью «Голосу Америки», что существующие «между, скажем, Борисом Немцовым и Лимоновым или между Хакамадой и Каспаровым противоречия не позволяют коалиции стать единой политической силой, дающей честную и ответственную заявку на власть. К сожалению, амбиции человеческие пока сильнее понимания того, что в России оппозиция необходима как воздух – без нее жить совершенно невозможно». Фильм Маши Новиковой представляет хронику борьбы Каспарова без комментариев или анализа, но очевидно, что режиссер находится на стороне своего героя. Таким образом, его деятельность представлена как бы вне контекста современной политической жизни России. В результате эта картина, возможно, вопреки намерению режиссёра, демонстрирует не только блеск, но и нищету российской оппозиции. У целеустремлённости Каспарова открывается оборотная сторона: как политику, ему не хватает гибкости. Впрочем, для самого Каспарова его «непримиримость» - предмет гордости и даже свидетельство успеха: «Мы по-прежнему – главные враги Кремля (не важно, там Путин или Медведев), - говорит он. - И именно эта концепция вызывает самую бешеную злобу Кремля. Именно поэтому Кремль всячески пытался выдёргивать каких-то людей (из наших рядов) – иногда успешно. Но в целом, мне кажется, что наша идея широкого объединения, как это было в Чили, на этом историческом этапе себя оправдала».

Михаил Гуткин