Гарри Поттер и культура постмодерна

На протяжении XX века одним из самых грозных и опасных волшебников для всего христианского мира был и, по всей видимости, остается скромный мальчик-подросток со шрамом в виде молнии на лбу, созданный британской писательницей Джоан Роулинг на излете двадцатого столетия. Имя этого подростка - Гарри Поттер - заставляет учащенно биться от счастья сердца множества его фанатов и поклонников по всему миру, в то время как не меньшее число сердец учащенно бьются от негодования и злости на юного волшебника и его создательницу.

Гарри Поттер пришелся не по душе и был отвергнут абсолютным большинством консервативно настроенных христианских деноминаций за якобы присутствующую в романах пропаганду магии, колдовства и оккультизма. Несмотря на то, что среди представителей Церкви нашлись и апологеты поттериады, даже они не преминули «бросить камень в огород» мисс Роулинг. Так, в числе защитников оказался и популярный православный миссионер, именуемый доброжелателями и недругами не иначе как «диакон всея Руси», о. Андрей Кураев, который отмечая безобидность сказок, заметил, что «хорошие это книжки, вот только появились они в плохие времена».

По мнению отца диакона, появись герой Роулинг лет на сто или пятьдесят раньше проблем бы никаких не возникло, а вот теперь эта серия о волшебнике пубертатного периода «стала капелькой, несомой мощной и мутной волной неоязычества». Так или иначе, но сегодня в среде консервативной общественности, ратующей за сохранение традиционных христианских ценностей, сложилось твердое негативное отношение к Гарри Поттеру. Как ни прискорбно, но тому есть две банальные причины: нежелание читать и нежелание думать.Основная проблема связана с тем, что большинство из тех, кто критиковали или просто брались обсуждать книги Роулинг, их не открывали. Армия обсуждающих стала еще больше с началом экранизации поттериады. И вот вокруг сказочного мира закружились толпы «экспертов» дающие оценки материалу, с которым они были знакомы понаслышке: либо прочитав первую книгу, либо выслушав чей-то пересказ. Таким отношением грешили как религиозные эксперты, так и тот легион экспертократов, который наплодили за последние два десятилетия масс-медиа. А проблема оставалась нерешенной просто потому, что экспертам читать книжки не хотелось. И не удивительно, что критика строилась на подчас абсолютно бессмысленной и откровенно ложной информации. Некоторые особенно неуравновешенные товарищи обнаруживали в книжках даже «еврейский след».

Пламя конфликта, с другой стороны, раздували «поттероманы», фанаты Гарри Поттера, стремившиеся отстоять своего любимца от нападок «злобных клерикалов», каковыми им виделись представители Церкви. Поклонники поттериады хотя и прочитали любимые книжки вдоль и поперек, да еще и не один раз, хотя и выучили наизусть все хитросплетения сюжета и тайные закоулки волшебного мира, прошли мимо наиболее важных и острых вопросов, лежащих в поле критики этого самого волшебного мира. Получился спор глухого со слепым: одни не видели, потому что не читали, другие не слышали, потому что погрузились в этот омут с головой.В то время как Гарри Поттер был и остается большим медийным проектом, очень четко выстроенным, имеющим свой завершенный структурный принцип и ряд очень важных, характерных для культуры постмодерна идей. Основным структурным принципом поттериады является взросление книги вместе с читателем, а именно: каждая книга описывает один год из жизни Гарри Поттера, начинаясь во время каникул юного волшебника и заканчиваясь с завершением учебного года. Изначально планировалось, что книги будут выходить летом раз в год, и хотя этот принцип был незначительно нарушен (7 книг вышли за 10, а не за 7 лет как планировалось) это не помешало сохранению общей концепции.

Так, по мере взросления Гарри перед ним встают новые, до того неведомые проблемы, но вместе с ним растет и читатель, перед которым встают те же вопросы: от проблем социализации в школе, формирования микрогрупп и трудностей первой дружбы до встречи со смертью и первой любви. Примечательно, что все основные события романов происходят в школе волшебства и магии Хогвартс, самом защищенном месте волшебного мира, из которой, однако, Гарри с друзьями в последней серии сбегают: желание вполне понятное и характерное для взрослеющих подростков. Итак, принцип книг - «взрослеем вместе». И именно поэтому книжки необходимо было вдумчиво прочитать от начала и до конца, примеряя каждый том к тому возрасту, которому он адресован, а не отбрасывать первый «детский» том. Не случайно, что содержательные вопросы оставлены Роулинг напоследок, то есть на последние две книги. И вот тут пригодилось бы желание думать.Шестой фильм серии - «Гарри Поттер и Принц-полукровка» - вышел не так давно в мировой и российский прокат со слоганом «Секрет темных сил раскрыт». Правда, сам фильм очень невнятно объясняет, что это за секрет и как он раскрыт. Что ж придется пояснить мне, раз уж создатели очередной серии не потрудились над внятным сценарием, а миллионы посетителей кинотеатров вполне могли не трудиться над прочтением сотен страниц увесистого тома. Итак, краткий ликбез.По существу вся поттериада посвящена проблеме смерти. Смерть - это ключевой вопрос для всех сюжетных линий в книжках, за исключением разве что любовных, но и в них без темы смерти не обходится. В каждой книге эта тема возникает по несколько раз в самых разных аспектах. Гарри хочет убить Волан-де-Морта, Волан-де-Морт хочет убить Гарри. Волан-де-Морт уже убил родителей Гарри и еще множество невинных существ. Волан-де-Морт считает себя хозяином смерти, потому что научился ее побеждать. Но для победы над смертью ему самому нужно убивать. Но и эта победа оказывается смертной. Эту победу и хочет уничтожить Гарри. В конечном счете, оказывается, что Гарри сам должен умереть, чтобы уничтожить Волан-де-Морта, потому, что в нем лежит часть смерти Кощея (Волан-де-Морта). Надо сказать, что главный злодей поттериады действительно напоминает героя русской народной сказки, а его многочисленные хоркруксы напоминают Кощееву смерть (которая в игле, а игло в яйце, и т.п.). Правда, между ними есть небольшое, но очень важное отличие: хоркрукс - это часть самого Волан-де-Морта, его продолжение, живущее своей собственной жизнью.Хоркрукс (который в отечественном варианте зачем-то переведен как «крестраж») - это артефакт и практика, которая состоит в том, что маг, совершая страшное деяние (например, убийство), разделяет свою душу и вкладывает одну часть в некоторый объект, который продолжает жить собственной жизнью. При этом хоркрукс - это не просто предмет, но и определенная практика. Хоркрукс - это особая придумка Роулинг, ее находка, которая делает честь всей серии и которая по праву займет свое место в истории религии. Да, именно в истории религии, поскольку, хоркрукс - это не только и не столько идея разделения души и множественности душ, но именно весьма специфическая практика разделения души. Именно такой практики история религии и не знает в отличие от самой идеи множественности душ. Наличие множества "душ" идея действительно известная и распространенная в самых разных религиозных традициях, но практика создания артефактов, которые представляют собой часть души мага, заключенной в некий объект, продолжающий жить параллельно с самим магом, при этом сохраняя непосредственную связь с создателем, вещь уникальная. Такой практики история религии не знает, поскольку те проблемы, которые возникли перед человеком в эпоху постмодерна, раньше не вставали, да и встать не могли.Будучи порождением своего времени, серия о Гарри Потере несет в себе отличительную идею этой эпохи - раздробленность, расщепленность. Раздвоение личности - это основочерта человеческой природы эпохи постмодерна. Феномен «множественной личности», или «диссоциативного расстройства идентичности» стал привлекать внимание исследователей как раз в то самое время, когда Ницше провозгласил свои знаменитые слова о смерти Бога, предвозвещая эпоху постмодерна. Здесь можно, например, отметить, ставшие уже классическими, работы Теодора Флурнуа «Из Индии на планету Марс: Случай сомнамбулизма с вымышленными языками», Мортона Принса «Диссоциация личности», Уолтера Франклина Принса «Случай множественной личности Дорис» и др. Идея расщепления личности проникает и в массовую культуру того времени: хорошим примером может служить знаменитая повесть Роберта Льюиса Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» (1886). Эта раздробленность, расколотость личности оказывается основочертой зарождающейся культуры постмодерна, которая выражает в своих наиболее доступных, массовых продуктах эту идею. Полнее всего ее выразили герои, или точнее супергерои, комиксов: superman'ы, spiderman'ы, batman'ы и многие другие их собратья. А одним из лучших был и остается Superman, ставший своеобразной иконой американской культуры, так что и имя его стало нарицательным, растиражированным где только возможно. Этот образ с наибольшей глубиной отразил то явление, которое конституирует сегодня культуру, а, в конечном счете, и религию.Superman - это выражение настроения или точнее настроя, нового взгляда культуры постмодерна на личность и ее функционирование (главным образом, в плоскости религиозной). В тоже время и прошедшая история человечества знала множество моделей гиперантропологии (например, семитские пророки или столпники, аскеты сирийской пустыни), но несмотря на это, принципиальное отличие современного superman'a в его внутренней разделенности, в расколотости, которая является основочертой культуры и религии постмодерна. Так что и вся культура постмодерна наполнена superman'ами, которые оказываются для нее идеальными типами. Но в Гарри Потере такой superman - злодей, совершивший над собой страшное злодеяние - разделивший собственную душу. И хотя он и получил защиту от смерти, некое подобие бессмертия, но в результате - потерял человеческий облик.Книжки о Гарри Поттере, появись они лет сто назад, остались бы совершенно незамеченными. Они пришли не в «плохие времена», они пришли в свое время, именно тогда, когда над христианской Европой, борющейся за свое прошлое в надежде на светлое будущее, нависло множество, как кажется, неразрешимых вопросов, которые ей надо во чтобы то ни стало решить. Так пожелаем ей удачи!

Ивар Максутов