Ибрагимбеков: то,что случилось с нашим "Оскаром" - это позор

На минувшей неделе известный кинематографист принял участие в VI форуме творческой и научной интеллигенции государств - участников СНГ. Рустам ИБРАГИМБЕКОВ рассказал корреспонденту «НИ» о том, почему на постсоветском пространстве необходимы совместные кинопроекты и почему он возлагает большие надежды на новый КиноСоюз.

- В рамках форума вы принимаете участие в работе Совета по культурному сотрудничеству. На этом мероприятии присутствуют известные деятели культуры и министры культуры стран СНГ. В чем вы видите практическую пользу от таких встреч?

- Дело в том, что в 2008 году усилиями Международной конфедерации союзов кинематографистов было принято межгосударственное соглашение о совместном кинопроизводстве.

Это помогло преодолеть нестыковку национальных законов о кино. В частности, в России такие были приняты законы о кино, что кинематографисты могли получить поддержку от государства только в том случае, если не меньше 60% денег было российских, если все творческие работы были российскими, в то время когда международные традиции совместного производства не имеют этих ограничений. И вот принятое соглашение привело российский закон к стандартам международным, и то же самое произошло в других республиках. В связи с этим если до 2008 года практически российско-французский фильм было снять гораздо легче, чем российско-казахстанский, потому что мешали эти законодательства, то это мы преодолели. С другой стороны, при том что существуют реальные примеры совместных постановок, государство сейчас в этом не принимает никакого участия. Поэтому мы хотим здесь поднять вопрос о том, чтобы Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества государств - участников СНГ ежегодно выделял бы средства на инициирование совместных кинопроектов. А сами министерства культуры в своих республиках предусматривали бы в планах совместные постановки. Таким образом, мы надеемся придать этому более регулярный и последовательный характер, ибо это единственный способ выживания национальных кинематографий.

- Какова на сегодняшний день ситуация с кино в странах СНГ?

- Созданные в республиках фильмы, по сути говоря, нигде не прокатываются. Если же это будут совместные постановки и одновременно будут предложены какие-то способы проката, то, как и во всем мире, кооперация в кино поможет выживанию отдельных национальных кинематографий. Если картина из Азербайджана или Казахстана будет, условно скажем, сделана совместно с Россией или с Украиной или еще с какой-то страной, то у нее появится возможность выхода на более широкий экран. Фильм покажут во всех этих странах. Весь мир кино сейчас держится на кооперации. Французы снимают с американцами, немцами... У нас этого, к сожалению, пока почти не происходит.

- Не скажется ли отрицательно на процессе, о котором вы говорите, раскол Российского союза кинематографистов?

- Дело в том, что творческие союзы кинопроизводством не занимаются. Творческие союзы - это организации (кстати, многие задают вопрос: нужны ли они сейчас), которые защищают интересы киноискусства, а не кинопроизводства. То есть они должны поддерживать хорошие проекты, поддерживать талантливых творческих работников, создавать некое общественное мнение о том, что снято, участвовать в переговорах с государством, защищая интересы киноискусства. Потому что у продюсеров свои интересы - это деньги, у государства свои интересы - это идеология. А кто будет защищать само кино как искусство? Вот для этого были созданы в свое время творческие союзы. Но, к сожалению, деятельность российского союза, возглавляемая Никитой Сергеевичем Михалковым, вызвала глубочайшее неудовлетворение в среде кинематографистов. Поскольку союз фактически устранился от решения этих вопросов, а занимался больше вопросами собственности, бесконечными дрязгами и спорами. В результате возникла потребность в еще одном союзе. И туда вошло около двухсот человек. Очень авторитетных, которые как раз и ставят во главу угла защиту интересов киноискусства, защиту интересных проектов и т.д. Но это никакого отношения к кинопроизводству не имеет. Конечно, хорошо, если бы это была единая организация. Но, к сожалению, у нас все время какие-то конфликты.

- Вот сейчас возникли споры вокруг оскаровской комиссии...

- Я не был на этих заседаниях, потому что я не член комиссии, не могу поэтому судить о том, как это происходило, но то, что оскаровская комиссия приняла решение о выдвижении фильма «Цитадель», а председатель комиссии отказался его подписать, это уже тревожный признак. Естественно возникла идея обновления этой комиссии. И тут же появляется некий список, который утверждается президиумом академии «Золотой орел», в то время как есть еще академия «Ника», есть профессиональные гильдии, есть другой творческий союз. То есть, пренебрегая общим достаточно широким мнением, создается некий список...

- Вы не согласны с кандидатурами, которые предложил Михалков?

- Этот список сам по себе возражений не вызывает. Его можно только дополнить и расширить. И в связи с этим мы опубликовали письмо. Мы, четверо членов американской академии «Оскар» в России (я, Кончаловский, Бодров и Голдовская) и еще несколько человек, опубликовали письмо, в котором говорим о том, что список не вызывает возражений, но никто из нас не хочет находиться в комиссии, которая будет при «Орле». Михалков на это в интервью сказал, что это не при «Орле», а просто организационная необходимость, чтобы кто-то эту работу провел. И он согласился считать этот список оргкомитетом. Вот сейчас будет звонить Меньшов, который является председателем действующей комиссии, всем этим людям, предлагать им работать в оргкомитете, чтобы этот независимый оргкомитет, и только он, создал бы новый состав комиссии. То, что произошло, - это позорная ситуация. Ни в одной стране мира такого не происходит. Во всех странах спокойно, без скандалов выдвигают свои фильмы. Мне звонят из Америки, пишут письма, спрашивают: «Что там у вас происходит? Неужели вы не можете договориться и консолидированно предлагать какой-то фильм?» Так что, мне кажется, что новые веяния, новые надежды, связанные с развитием и улучшением ситуации в российском кинематографе, нам нужно связывать с созданием нового Киносоюза. Понимаете, это люди, которые будут заниматься не личными вопросами, а вопросами, связанными с судьбой национального кинематографа, будут ставить перед руководством страны важные для кинематографа вопросы, а не решать свои личные проблемы и получать большие деньги на свои постановки. Существовавший до этого союз практически ничего для кинематографа не делал, он обслуживал интересы узкого круга людей.

- Нет ли опасности, что новый КиноСоюз через какое-то время тоже станет отстаивать свои личные интересы?

- Знаете, такая опасность всегда есть. Любая организация может, в конце концов, деградировать и переродиться, но пока на сегодняшний день все устремления этого нового союза весьма прозрачны и благородны. Но самое главное, что старый союз себя скомпрометировал. Вот о чем идет речь. То есть это не просто желание иметь еще один союз, а глубочайшее разочарование в деятельности прежнего союза, возглавляемого уже многие годы Никитой Михалковым.

- Сейчас при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств - участников СНГ в Киеве проходит IV Международная киношкола под вашим руководством. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.

- Суверенитет республик - это дело святое. Все республики стали самостоятельными, но в сфере кинематографа это очень осложнило существование молодых кинематографистов. Они стали «вариться в собственном соку». Мало кому удается выезжать учиться где-то на Западе. А то, что раньше было: курсы в Москве, ВГИК, - это все стало происходить в гораздо более ограниченном количестве. Поэтому молодым кинематографистам очень важно время от времени встречаться, показывать работы друг другу, а самое главное, встречаться с известными мастерами. Для того чтобы получить достойную оценку своим работам и в общении выработать какие-то свои критерии. И вот мы ежегодно проводим такую киношколу. Три раза это происходило в Москве, а на этот раз - в Киеве. На киношколу приехала молодежь из всех стран СНГ, а также из Латвии, Литвы, Эстонии и Грузии, представители по главным профессиям: режиссура, сценарное дело, продюсирование, критика. Здесь мы смотрим их работы, проводим экспресс-курсы по профессиям, проводим мастер-классы. И знаете, когда они расстаются, они плачут, как плакали, расставаясь, пионеры в Артеке. А ведь некоторые из них видят друг друга только на таких встречах. Например, азербайджанские и армянские молодые кинематографисты. Ведь целое поколение выросло в состоянии войны. А тут они смотрят работы друг друга, поют вместе песни и договариваются о совместных работах. Вы даже себе не представляете, какой это имеет поразительный эффект, и профессиональный и человеческий.

МАРИЯ МИХАЙЛОВА