Киноиндустрию завоевали монстры

Выход на экраны четвертого «Терминатора» и появившихся в середине мая «Ангелов и демонов» заставляет задуматься о том, почему массовый кинематограф и массовый зритель до такой степени любят теории заговора — легенды о таинственных враждебных силах, которые из злого умысла строят глобальные козни человечеству.Киноэпопея про терминаторов, роботов-убийц из будущего, которой в этом году исполняется четверть века (два первых и лучших фильма были созданы легендарным после «Титаника» Джеймсом Кэмероном в 1984 и 1991 годах), только на первый невнимательный взгляд кажется зрелищем и только зрелищем. На самом деле и «Терминаторы», и «Матрицы», и «Я, робот» (в нем искусственный интеллект порождает свою религию и собственного мессию) — все по-своему развивают те мрачные философские идеи, на которых основывался знаменитый фильм Стенли Кубрика по сценарию Артура Кларка «2001: Космическая одиссея».Речь в «Терминаторах», собственно, о том, что искусственный интеллект не может не обрести способность к саморазвитию и самовоспроизводству. А когда обретет, то начнет создавать и свою идеологию, и свою политику. Скорее всего, он сочтет себя более совершенным, нежели человеческий разум.

В таком случае вероятна война машин против людей.Но версия о возможном бунте машин — лишь одна из модных теорий заговора, на которые клюет любопытствующая публика.

Хуже не бывает? Бывает!Великий Борхес рискнул заявить, что вся мировая литература строится на четырех сюжетах. Так и мы осмелимся предположить, что многочисленные теории заговора подразделяются всего на четыре типа. Понятно, что во всех случаях речь о заговоре против человечества в целом, а не отдельных стран, рас, наций или классов.Про тайный заговор искусственного разума против человеческого мы уже сказали.Второй тип заговора — секретный пакт мировых правительств против народонаселения. Цель — скрыть все и вся: наличие того света, иррационального как такового, пришельцев, мутантов, зомби, жутчайших инфекций, опасных научно-технических разработок, etc. Путеводителем по этому заговору, а можно сказать, его популярной энциклопедией был знаменитейший в 90-е телесериал X-Files. Другой вариант такого заговора разоблачил в свое время создатель «Новой хронологии» академик Фоменко, который доказывал, что мировая история фальсифицирована правителями Европы.Третий тип — заговор монстров, которые только прикидываются, будто их нет, а на самом деле являются закулисной элитой общества, крутя и вертя им по своему хитрому разумению. В последние два десятилетия особенно много фильмов про вампиров: «Интервью с вампиром», «Блейд» с продолжениями, «Другой мир» с продолжениями, «Сумерки», которые тоже наверняка будут иметь продолжения, поскольку основаны на книжном сериале, модном почти, как «Гарри Поттер». Одним из хитов Каннского фестиваля оказалась «Жажда» Чхан Ук Пака (ценимый киноманами корейский режиссер, автор фильмов «Олдбой», «Сочувствие г-ну Месть», «Сочувствие г-же Месть». — The New Times), в которой вампиром становится священник, причем почти святой, что порождает массу трагических, а также, несмотря на кровавые реки, комических конфликтов. Про неизменный интерес классиков кинорежиссуры от Мурнау до Херцога и Копполы к фигуре графа Носферату-Дракулы и говорить-то излишне. Причем если оборотни в литературе и кино — это обычно урла, шелупонь, то вампиры — именно что тайная аристократия мира. Опять же удачный символ: все они там наверху пьют нашу кровь.Четвертый и едва ли не самый пугающий публику тип заговора — масонский. Речь о существовании тайного всемирного правительства, которое планирует и предопределяет все — от революций и войн до голода, эпидемий и экономических кризисов. Такое правительство — полупародийное, под названием «Спектр» — было главным врагом Джеймса Бонда 60-х годов. Подобное ему, но уже не пародийное, противостояло миру и новому, якобы ставшему реалистическим Бонду в последнем «Кванте милосердия». Только что вышел фильм Тома Тыквера «Интернешнл», в котором мировым закулисьем верховодит преступный клан банкиров.

Обманываться рады

Возникает вопрос: отчего публика с такой радостью поглощает утки о вселенских заговорах? Первое и простейшее объяснение — любовь к загадкам и детективности. История скучна, а перевернутая история в изложении Фоменко — интересна.Второе — массовое недоверие к начальству. Если есть официальная точка зрения, то народ сразу начинает подозревать, что она призвана скрыть ужасную правду. Да, начальство всегда темнит и привирает, всегда руководствуется особыми соображениями — на то оно и начальство, особенно в России. Но начальству не верят и в мире! Массы мирового населения готовы клевать на любые слухи, подтверждающие версию, что атака на башни-близнецы 11 сентября 2001-го — это циничная операция спецслужб.Но похоже, есть и более глубокие объяснения. Людям ведь мало знать, что их разводят по мелочам. Им хочется знать и верить, что их дурачат глобально. Что церковь (см. «Код да Винчи») скрывает правду о Христе. Что правительства в сговоре с инопланетянами. Что на Земле существует параллельный мир с центром в Тибете. Что все мы давно батарейки для умных машин, а наша жизнь — лишь сон, видимость, матрица. Эту жажду глобального заговора можно объяснить (третье толкование) распространившимися массовыми фобиями. В век беспроводных СМИ и личных интернет-дневников, выставленных на всеобщее обозрение, все как никогда склонны к коллективной истерии.Но есть, пожалуй, и четвертое объяснение: поиск смысла жизни. Если тебя дурачат, если ты пешка в разменной игре (пусть просто пешка!), значит, ты кому-то нужен, а жизнь твоя имеет смысл и вовсе не является серой и ординарной. Раз меня дурят, значит, все-таки уважают.

Юрий Гладильщиков