Кинопремия «Ника» в 25-й раз выбрала своих лауреатов

Юбилейная церемония вручения кинопремии «Ника», состоявшаяся в воскресенье, показала, что богиня победы бывает и богиней справедливости. Символично, что главными триумфаторами 2011 года стали фильмы двух Андреев о двух женщинах: «Жила-была одна баба» Андрея Смирнова (6 наград) и «Елена» Андрея Звягинцева (4 награды). Празднество впервые прошло в «Крокус Сити Холле» и собрало рекордное количество гостей, среди которых не было, кажется, только самых твердокаменных конкурентов из «Золотого орла». В том числе главного бесогона России, не простившего «Нике» эпизод 1993 года, когда в номинации «Лучший фильм» дама с крыльями предпочла «Урге» «Анкор, еще анкор!», а Владимиру Гостюхину – Элгуджу Бурдули. Публика с воодушевлением встретила известие, что премия вернулась на «Первый», откуда ее в начале нулевых вытолкнул оперившийся орленок, и тут же начала высказывать предположение, что ценой возвращения станет признание лучшим фильмом «Высоцкого», но этого не произошло: «Ника» проявила независимый нрав.

Бессменный вдохновитель премии Юлий Гусман был в ударе, лишенном апоплексических признаков, и вовсю импровизировал, заставляя зал то и дело покатываться от смеха. В остроумии ему не уступал Максим Галкин, но всех фирменных шутников затмил юбилейный кинокапустник, который, как всегда, сочинили Аркадий Инин и три «вича»: Вонсович, Волович и Якубович. Словом, в «Крокусе» царил дух вольности и веселья. Гусман замешкался только раз – когда ведущая заключительной части церемонии Ксения Собчак во всеуслышание спросила Чулпан Хаматову (которая вместе с Диной Корзун вышла на сцену, чтобы получить спецприз за гуманитарную деятельность), по совести ли она согласилась стать доверенным лицом Владимира Путина. Вопрос был неуместен и в то же время смел: в зале одни засвистели, другие зааплодировали. Хаматова от ответа уклонилась, но нашелся Евгений Миронов, отчитавший ведущую за провокационный номер. Четырежды зал поднимался с мест. Первый раз, чтобы молча почтить память умерших в прошлом году кинематографистов, и трижды – для громких рукоплесканий: Олегу Басилашвили, получившему почетную «Нику» за честь и достоинство, Хаматовой с Корзун, а в самом конце – Андрею Смирнову и его съемочной группе, показавшей нам нечто большее, чем фильм, – трагедию России.Благодарственные речи лауреатов были лаконичны. За пределы телевизионного регламента вышел только Алексей Вахрушев (ему был присужден приз за лучший документальный фильм «Книга тундры»), но выход того стоил. Режиссер призвал к отмене интернатской системы воспитания детей коренного населения Севера, при которой их на девять месяцев в году отрывают от родителей, нанося тем самым непоправимый удар по другой системе – этнокультурного воспроизводства северных народов.Лучшими актрисами названы Дарья Екамасова («Жила-была одна баба») и Елена Лядова («Елена»), а также Надежда Маркина (главная роль в той же «Елене»). Третья «Ника» за лучшую роль второго плана вручена Роману Мадянову («Жила-была одна баба»), четвертая – Сергею Гармашу («Дом»), на этот раз за главную роль, так что с учетом двух «Белых слонов» этот уникальный артист претендует еще и на роль чемпиона России по актерским премиям.«Ники» за операторскую работу в «Елене» удостоен Михаил Кричман. Лучшим композитором признан Леонид Десятников («Мишень»), за которого приз вышел получать режиссер картины Александр Зельдович. Он не преминул съязвить, что лет эдак через двадцать «Ника» доберется и до его постоянного сценариста, писателя Владимира Сорокина.И, наконец, помимо призов не обошлось без сюрпризов – приятного, не очень приятного и непонятного. Начнем со второго: «пролетел» самый освежающий фильм года – «Шапито-шоу» Сергея Лобана, – более заслуживший награду за самый оригинальный сценарий (Марина Потапова), чем получивший ее Андрей Смирнов, который был этим явно обескуражен, так как решил, что большее ему не «светит». Непонятным сюрпризом оказался выбор лучшего фильма стран СНГ и Балтии: академики сочли, что таковым является «А если там театр?» Наны Джанелидзе, – снятый на пленку бенефис замечательного грузинского актера Кахи Кавсадзе, известного советским зрителям под кличкой Абдулла. Что касается первого – приятного сюрприза, то открытием года для «Ники» стал Дмитрий Астрахан, чьи режиссерские работы увенчаны ею не были, а вот актерская (в «Высоцком») с ходу получила крылатую богиню.

ВИКТОР МАТИЗЕН