Марафон мультфильмов продолжается

Второй день продолжается один из главных анимационных фестивалей мира — загребский «Анимафест». В этом году в конкурсной программе участвует 32 фильма, снятые за последние два года. Пока зрители увидели только две программы из пяти, но уже у всех есть свои фавориты.«Купон на зерно» — фильм двух молодых независимых режиссеров из Китая. За последние пять лет Ксу Ан и Кси Чен вместе делают уже четвертый фильм, и в их искаженной оптике Китай выглядит совершенно необычно. Эта картина снята о 70-х годах прошлого века, тягостных революционных временах, а ее герои — бедные портной и художник-инвалид, вынужденный зарабатывать подделкой документов.

Мечтая получить купон на зерно, инвалид по заказу военного пытается подделать редкую дорогостоящую марку с революционным рисунком. Выполнить задание ему не удается, и наглый заказчик от злости и чувствуя свою безнаказанность крушит все в доме, пока его не вышвыривает вон прежде безгласный и забитый портной – не то сын, не то друг инвалида. И оказывается, что не все пропало: нарисовать фальшивый купон на зерно художнику все же удалось. Странные кривоватые фигуры героев, их изломанная пластика и синкопированный ритм движения – все это очень напоминает фильмы известного русско-американского режиссера Игоря Ковалева, и молодые постановщики сами признают, что авторские картины давнего соратника Татарского имеют на них сильное влияние.

«Маска» легендарных британских авангардистов братьев Квей снята по повести Станислава Лема на мощную тревожную музыку Пендерецкого. Судя по всему, зрители, не читавшие эту напряженную почти детективную историю о женщине, созданной для убийства, так и не могут воссоздать сюжет Лемма по тягучим, мрачным и невероятно выразительным картинам знаменитых кукольников. Но их традиционный мир со старыми фарфоровыми куклами, бликующими пятнами света и бесконечными, как в шаманских камланиях, повторами все равно многих затягивает.

«Вилла Антрпофф» — совместный фильм Владимира Лещева из Латвии и Каспара Янциса из Эстонии, на самом-то деле имеет в виду реальную виллу одного из последних советских лидеров, которая находится где-то под Пярну и которую теперь можно арендовать для свадьбы. Но имя изменили, поскольку, как говорит Лещев: «мы не хотели лишний раз «делать имя» бывшему вождю народа. Скорее, это среднее между его фамилией и антропологией человеческих слабостей». Впрочем, дело тут происходит в ранние постсоветские криминальные времена, на классической бандитской свадьбе. И о том, как на нее попадает случайный нищий искатель счастья, переплывший море с использованным презервативом в руке в поисках лучшей доли.

«Великий кролик» — недавно получивший главный приз на Берлинале фильм молодого японского режиссера Атсуши Вада. Этот режиссер, сегодня живущий в Лондоне, с его запоминающимся минималистичным рисунком и загадочным, алогичным развитием действия, — за последние два года стал новой молодой звездой авторской анимации. Историю про мальчика, носящего в руках шар, кролика, дерево, птиц и так далее, невозможно пересказать, поскольку решительно не ясен смысл того, что происходит. Европейский зритель подозревает, что тут что-то связано с загадочной японской душой, хотя сам Вада это отрицает и уверяет, что никакого сюжета тут и нет, а ему интересны только превращения персонажей. Любопытно, что по рассказам кинематографистов, фильм этот сделан в результате победы на конкурсе, темой которого было «непослушание». Атсуши плохо понимает английский, а, как говорят, само понятие непослушания японцу неясно. Так что в результате режиссер сделал кино, не поняв задания, но именно эта эзотеричность и добавила фильму шарма.

Кукольный фильм «О, Вилли…», снятый Эммой де Ваельф и Марком Джеймсом Роельфом, пожалуй, пока главный фаворит конкурса. Это очень хорошо рассказанная, немного сентиментальная, немного ироничная история о войлочном Вилли тридцати с лишним лет, который возвращается к умирающей матери в коммуну нудистов, где вырос. Смешной, немного пушистый Вилли, трогательный и теплый, как детская игрушка, после смерти матери погружается в воспоминания, начиная с ранних, молочных, когда он в поисках утешения припадал к маминой груди, до тех горьких, когда над ним, голым и невинным, случайно вышедшим за забор коммуны, жестоко посмеялись соседские мальчишки. Для беспомощного, осиротевшего Вилли, снова случайно попавшего в дикий лес, жизнь по-прежнему страшна и враждебна, но, встретив огромную самку снежного человека, он снова почувствует себя защищенным ребенком, припавшим к груди матери, успокоится и перестанет бояться. Может быть, это счастливый сказочный финал, а может быть такая же счастливая смерть.

Дина Годер