В российском кино все больше негатива

Посмотрев фильмы "Волчок" Василия Сигарева и "Сынок" Ларисы Садиловой, Дни.Ру констатируют, что процент беспросветного негатива, льющегося с экрана "Кинотавра", день ото дня возрастает.ВолчокО чем: Когда мать (Яна Троянова) была беременна своей дочерью (Полина Плучек), ее осудили за убийство соперницы. Когда дочь родилась, мать села на 7 лет. Когда мать вышла из тюрьмы, дочке было 7, и жила она с бабкой. Девочка сразу влюбилась в мать, а та постоянно влюблялась в мужчин, которых приводила домой.

А когда перестала приводить, то и сама стала реже появляться - под пристальным взглядом дочери привозила ей гематоген и, как-то раз, живого ежика. Жестоко расправившись с последним, девочка предалась обыкновенным своим занятиям - поеданию могильных конфет на кладбище и общению со свеженьким покойником, которому врала про то, что мать ее любит.Результат: Есть подозрения, что постановка Василия Сигарева возьмет награду за лучший дебют: во-первых, это действительно режиссерский дебют сценариста и драматурга Сигарева, а во-вторых, с кинематографической точки зрения у создателей картины все в порядке. Сценарий, не оставляющий возможности продохнуть - написанный с учетом детских словесных конструкций, взрослых страшных историй на ночь и без единого отступления от единожды заданного направления. Мать будет медленно плавиться в адском пламени до Второго пришествия, а дочь, выполнившая свою единственную функцию, вознесется к Престолу. Колесница Апокалипсиса кинематографа проехалась по костьми лежащей на пути любого православного поговорке "живых надо бояться".Все в этом маленьком сатанинском мире подчинено истории матери-отступницы, не познавшей любви к дочери еще в чреве своем - и наблюдать за жизнью этих людей приходится даже небесам. Об этом свидетельствует ракурсы - дочку частенько снимают откуда-то сверху, да и смотрит она исподлобья. Мать же не помещается в кадре, заваливается вперед - то грудью, то лбом, и ее нрав необузданный мешает ей думать и прикрывать незапятнанные светом и теплом чувства. Как не влезает она и в социальную схему, по которой матери обязаны любить детей (на первый план выходит противостояние этического и чувственного, так что история выходит почти барочная)."Волчок" воздействует одновременно на все чувствительные рецепторы, и если в первые минуты нарочитая детскость в изломах диалогов заставляет воротить нос в предчувствии фальши, то уже очень скоро заданная система координат принимается за исходную и единственно возможную. Более того, чем ближе к концу, тем скорее энергетический вампиризм происходящего приближается к максимальной своей точке. Неизвестно, какой процент кинематографистов добрался до следующего фильма, но процент беспросветного негатива (пускай и хорошо сделанного по всем профессиональным параметрам), льющегося с экрана "Кинотавра", день ото дня возрастает.СынокО чем: Через некоторое время про Андрея (Олег Фроленков) сокурсники будут говорить, что он совсем обычный мальчик, ничем не отличающийся от прочих. Ходит в колледж, а после выпивает с друзьями пиво, как и все жители маленького города близ Брянска. Раздражает его только отец (Виктор Сухоруков), служащий местного музея, который любовно названивает ему круглые сутки и контролирует каждый его шаг - и Андрей подчиняется. Как-то раз сын не приходит домой ночевать, и милиционеры сообщают отцу, что его пропавшее дитя подозревается в убийстве. Тут-то и выясняется, что отец ничего не знает о своем сыне.Результат: По всем законам, начиная с древнейшего, блудный сын вернется к своему отцу, если по пути не натворит таких дел, что небеса или преисподняя заберут его - или его отца - к себе прежде намеченного срока. Так число вероятных концовок сводится к минимуму. Все, что между - становится понятно на более локальном уровне по ходу действия.Чувственная же сторона происходящего в ответ вызывает неопределенную реакцию и неглубокие переживания. Отца, готового задушить своей любовью сына, не жалко, оттого, что он не смог сделать свою жизнь привлекательной и нескучной. Сочувствия к сыну нет оттого, что он, такой растяпа, даже решившись на поступок, не смог довести дело до конца. Прочие же герои топорны и невеселы - и даже девочка, подвигнувшая Андрея на приключения, неубедительна в своей речи и интонациях, вложенных в ее уста взрослыми дядями.Предельная ясность в картине диктует и структуру взаимосвязей внутри фильма и в проекции на аудиторию. Монтажная склейка - вспыхивающие флешбеки и прерываемый заключительными титрами призыв запомнить эти лица. Музыкальный ряд - незатейливое попурри из наименее запоминающихся эстрадных песен. "Этернальная" тоска в глазах Андрея - непреходящая скука в лицах зрителей, покидающих зал.

Серафима Скибюк